Фото в Большом Каньоне — попытка отыскать уникальные пейзажи на давно протоптанных тропах

Билл Хэтчер рассказывает о том, как он сделал свою удивительную фотографию, взбираясь по отвесным обрывам Большого Каньона.

Вернувшись из Австралии в Аризону, я отправился исследовать отдаленные участки национального парка Гранд Каньона. Как случалось и со многими до моего прихода, величественная красота этого чуда природы по-настоящему потрясла внутреннего созерцателя, хотя в самом деле не один лишь Каньон был единственным, что влекло меня сюда. Большой Каньон — это одно из тех удивительных мест на земле, которые хотелось бы исползать на коленях вдоль и поперек, пускай на это и ушло бы несколько человеческих жизней. Лично меня сюда влек суровый нрав природы — той таинственной стихии, что затаилась, укрывшись в исполинских каменных складках.

Большой Каньон способен испытать вашу выносливость: на простой, казалось бы, прогулке от Южного Края до реки вас будет поджидать 5000-футовый спуск, растянувшийся на десять миль. Зимой South Rim, лежащий на высоте 7000 футов охлаждается до рекордных температур всего с одним числом (по Фаренгейту). Летом же черная плита прекамбрийской эпохи, проступающая с внутренней стороны ущелья, разогревает эту монолитную духовку до 120 градусов (48 по Цельсию). Ее длина составляет, представьте только — 285 миль! Пьянящий простор Большого каньона особенно удачно подходит для съемки пейзажей. Даже передвигаясь по каньону неторопливым шагом вы не успеете изучить всех деталий, что встают перед взором.

Итак, в феврале этого года я пересек Большой Каньон, буквально под завязку забив карточку отменными фотографиями. Прежде чем приступать к работе, я немного разведал территорию, стараясь определить свои дальнейшие действия. Снимая навскидку, я получил целую коллекцию кадров, которыми в первую очередь старался передать особый шарм, присущий данной местности, на этих снимках меня не сильно волновала экспозиция и другие аспекты. Когда через какое-то время я решил собрать подборку наиболее удачных кадров за неделю, большую ее часть составили как раз те самые обработанные фотографии, сделанные без аккуратной проработки. Более того, в них я заметил кое-какую особенность: наиболее интересные снимки получались у меня именно в момент, когда я пытался глубже погрузиться в исследование территории. Да, на большинстве полученных кадров зритель может увидеть все те же песчаники Coconino, свисающие выступы Tapeats и похожие на призраков каменистые столбы Supai, но разве не за ними я сюда ехал? Мне хотелось отыскать на давно протоптанных тропах уникальные пейзажи.

«по-настоящему классные фотографии получаются у вас только тогда, когда вы полностью погружаетесь в процесс»

Учитывая давнюю страсть к скалолазанию, мой взгляд всегда привлекали наиболее зрелищные маршруты для подъема, и даже фотография, к сожалению, зачастую не способна передать весь спектр эмоций, которые охватывают тебя, пока находишься на скале. Ни тщательно выверенная композиция, ни хорошее освещение порой не способны избавить кадр от ощущения обыденности.

Но как я уже сказал, по-настоящему классные фотографии получаются у вас только тогда, когда вы полностью погружаетесь в процесс. Достаточно немного сбавить темп и задержаться на месте ненадолго. Вспомните истории об этом месте, проанализируйте то, каким вы увидели его, с чем оно ассоциируется? Снизив темп, вы можете прийти к совершенно неожиданным идеям и почувствовать то, какими способами конкретное место общается с восприятием человека. Лично я всегда стараюсь запечатлеть на фото глубину, иногда для этого приходится более подробно изучить снимаемый пейзаж. К примеру, фото, которое вы можете увидеть в сопровождении к статье, было сделано на четвертое утро пребывания в каньоне. Читаете вы, к примеру, подпись «Вид, открывающийся на Isis Temple с вершины Shiva Saddle», и такое название кажется вам скучным. Я же, для того чтобы попасть в точку, откуда была сделана фотография, взобрался на Shiva Saddle — приключение, скажу вам, не из легких. Мне несколько дней подряд приходилось взбираться на высоту 10 000 футов, выбравшись со дна каньона в районе North Rim. Вершина Saddle лежит на тысячу футов выше от Phantom Creek, места, где горный ручей сужается до тонкой струйки, а стены каньона сходятся, образуя узкий коридор с почти вертикальным подъемом. Иными словами, мне предстояло преодолеть несколько сотен футов, поднимаясь вверх безо всякой страховки.

Мой партнер по скалолазанию, Гленн Ринк уже взбирался по этому маршруту 33 года назад, когда они со своим товарищем, Джорджем Бейном пытались найти обходной путь на вершину Isis Temple. И все-таки я шел не по совсем протоптанным тропам — обратного пути вниз Гленн не помнит,  учитывая что в тот раз его спуск сопровождался буквально наступающей на пятки бурей, которая разразилась именно в момент, когда группа решила начинать спуск с Isis. Вместе с напарником они в тот раз сильно перепугались. Пытаясь полюбопытствовать о том, во что же я втянул себя, я спросил Гленна, насколько трудным будет участок пути, пролегающий по красной скале. «О, простым уж он точно не будет, зато красот насмотришься вдоволь». От отчаяния я чуть слышно простонал — совсем скоро я должен был безо всякой страховки лезть по скале, а поднимая на себе пять литров воды, запас пищи на пять дней и порядка четырех фунтов фотоаппаратуры. Путь мне следовало проделать в обуви, предназначенной для бега. Я простонал еще раз. Наступал тот самый момент — момент, когда нужно сбавить темп и начать оглядывать окрестности.

Фото в Большом Каньоне

Ничего не поделать — цель явно красовалась перед нами, и мы должны были во что бы то ни стало достичь ее. Потихоньку мы начали восхождение. На этом фото, сделанном с вершин Shiva Saddle, я запечатлел стену из красного камня, примыкающую к основанию Isis Temple. Солнце очень хорошо осветила тот самый изгиб, к которому примыкал наш путь. Данный снимок был сделан при помощи камеры Nikon D800 с объективом Nikon AF-S VR 70-300mm на фокусном расстоянии 80mm с выдержкой 1/160сек и с диафрагмой, открытой на f/4.5 и параметром светочувствительности сенсора ISO 100.

Можно сказать, что я полюбил этот снимок еще до того как начал пристально разглядывать его, взобравшись на вершину Shiva Saddle. В этом уникальном пейзаже отразилось не только далекое воспоминание Гленна, я видел на этом фото Большого Каньона и свое собственное восхождение с тяжелым рюкзаком за спиной и скользящими от пота руками. Именно живая история наполнила кадр композицией — передо мной была уже не просто красивая фотография скалы, а целая история. Я сбавил темп и увидел в композиции пейзажа то, что она в себе таит — полную трудностей тропу, слагать истории о которой имеют право лишь те, кто ступил на нее.

 

Комментарии закрыты но вы можете отправить трэкбек на ваш сайт.

Комментарии закрыты.