Жизнь в морозилке — съемка дикой природы в жестких условиях

Всемирно известный британский оператор Даг Аллан, занимающийся профессиональной видеосъемкой дикой природы, оказался еще и отличным фотографом, который не страшится самых жестких условий окружающей среды. В данной статье он рассказал о своей новой книге Freeze Frame.

Если вы когда-либо смотрели документальные фильмы Девида Аттенбороу из цикла Life in the Freezer или Blue Planet, то вы наверняка знакомы с творчеством Дага Аллана. Не будет лишним сказать, что Аллан являет собой не обычного оператора, работающего с Аттенбороу, но настоящего художника, который смог запечатлеть на пленке едва ли не самые удивительные и редкие сцены когда-либо проходившие через объектив фотоаппарата. Возможно вы помните монументальные кадры, где стая касаток устраивает охоту на серых китов на канадском побережье, или сцены, в которых белые медведи стараются поймать белугу, или момент, в котором дикие утки вылавливают мидий из под большой льдины в Хадсон Бей. Все эти моменты были засняты Дагом Алланом.

Уникальность Аллана заключается в том, что он не страшится отправиться в самые холодные и негостеприимные уголки нашей планеты, исследование которых принесло ему все возможные награды, начиная с BAFTA и заканчивая Emmy. Более того, сама королева пожаловала ему особую Полярную медаль, которой Аллан вообщем-то никогда не кичился. Сказать по-правде, особый его подвиг заключается даже не в смелости, а в выдержке и терпении, которые он выработал за многие годы упорного труда. В мире мало таких людей как он.

Помимо операторской деятельности в составе команды, изучающей историческое развитие природы, Аллан знаменит также своим участием в ежегодном фестивале Veolia Environement Wildlife Photographer, который проходит уже многие десятилетия. Двадцать лет назад его удостоили награды в Королевском Географическом Обществе. Но он не горит энтузиазмом показывать их публике. Когда несколько лет назад он давал интервью, он засмущался и сказал: «надо было мне убрать их к моменту прихода журналистов». Как он думает, работа на телевидении неизбежно приносит творческим людям какие-либо награды. Но еще раз повторяем — это не обычный человек. Сложность его творчества заключается в том, что большую часть времени он находится один, изолированный от мира.

Фотография всегда была неотъемлемой частью работы Аллана и с выходом книги Freeze Frame он наконец решил рассказать публике больше о своей карьере. Затрагивая аспекты своей специфической работы, он отметил, что для подобного рода занятий не достаточно положить в сумку пару камер и надеть куртку потеплее. Съемка за широтами Полярного круга представляет совершенно другую дисциплину, не имеющую никаких аналогов. Полученные результаты, однако, могут вызвать у людей гораздо более широкий спектр эмоций. Ударившись в ретроспективу, Аллан решил поведать широкой публике о сорока годах своей карьеры, отнявшей у него треть жизни (в данный момент ему 61 год). Рассматривая 160 снимков, выступающих иллюстрациями к книге Freeze Frame, вы поймете, что создавал ее человек, не только знакомый с теоретической частью, но что самое интересное — на практике побывавший в самых отдаленных уголках нашей планеты.

Все началось в шестидесятых, когда Аллан увлекался подводным плаванием. «Я и подумать не мог, что буду когда-то снимать. Я просто любил в детстве нырять, а чуть позже занялся подводным погружением с аквалангом. В университете я изучал биологию подводного мира, поскольку, она казалась мне наиболее интересной наукой. Вы можете улететь в космос, а можете уйти под воду — в равной степени вы попадете в совершенно незнакомый мир. После окончания университета мне не очень хотелось углубляться в науку, вместо этого я хотел помогать каким-нибудь образом ученым. Ну а раз я умел плавать, то решил помогать в морских экспедициях».

Согласитесь, подобный отрывок биографии нисколь не похож на привычные нам истории фотографов. Однако, уже тогда этот гений начал знакомиться со средой, в которой ему предстояло работать. В середине семидесятых его направили в антарктическую экспедицию BAS (British Antarctic Survey) — первый срок длился 15 месяцев, а второй 30, и все это время задача его состояла в непосредственном контроле погружений.

«Фотография в то время стала для меня чем-то вроде хобби, которым я увлекался в свободное время. Среди ученых было несколько хороших фотографов, да и BAS не отказывались от получения подводных снимков для изучения повадок животных. У меня была камера Nikon F2 с прочным корпусом и вспышкой, позволяющая добиваться вполне хороших результатов». Но ключевой поворот в жизни Аллана произошел тогда, когда Девид Аттенбороу приехал к ним на базу.

«Он уже тогда занимался съемкой сюжетов для передач из серии The Living Planet, а ведь в те дни было гораздо сложнее добраться до Антарктики. Туда ходил всего один корабль, на котором Девид и приехал».

Разумеется, стоит учесть и тот факт, что в те времена не было цифровых технологий, а потому приходилось снимать на пленку. «Могло случиться такое, что вы снимали кадр, скажем, в январе, и до следующего января вы даже не знали как он выглядит. Нужно было отдать пленку на проявку, дождаться пока ее обработают в Британии, затем вернут вам обратно с тем самым кораблем, который ходил чуть ли не раз в год.»

Только вот с появлением видео ученым не стало легче. «Мы уходили куда-нибудь в Антарктику на целый месяц, снимали что-нибудь интересное, а финальный результат можно было увидеть только спустя две недели после того как возвращались в Англию.» Ситуация обострялась еще тем, что показывать собственные работы публике становилось сложнее. «Вместо того, чтобы показать конкретные фотографии, нужно было демонстрировать весь фильм целиком. Мы садились вместе с продюсером и редактором и отсматривали всю ленту от начала и до конца. Продюсер и был тем человеком, которому я первому показывал снятый материал. Публика в конце-концов видела все мои ошибки и огрехи — где-то слишком смазанно, где-то не хватает света и так далее.»

Именно это и привело к разработке документалистами целой стратегии. Аллан говорит, что в разное время года Антарктика заметно изменяет свои условия — если приехать не в то время, то можно легко столкнуться с проблемой мутной воды, когда видимость снижается в десятки раз. Аллан для примера показал Аттенбороу снимки, сделанные летом и зимой. «Я показал команде несколько фотографий и мне сказали: «Мужик, да ты ведь можешь помочь нам избежать многих проблем, с которыми мы сталкиваемся. Наш бизнес расчитан на фрилансеров, а у тебя отлично получается и у тебя есть опыт.»» Со временем Аллан познакомился с остальными членами команды. Он брал их с собой на разведку окружения, показывал наиболее удобные для съемки места, помогал им под водой. «Когда я работал с ними бок о бок, то понял, что наши интересы сильно сходятся. Спустя десять лет я уже работал с Девидом, его продюсером и звукооператором над целым циклом передач Life in the Freezer.»

За время своей карьеры Аллан привык к полярным условиям как какой-нибудь пингвин или медведь, которых ему приходилось фотографировать. «Вы ставите для себя конкретную цель, но не можете толком распланировать свои действия. Это не просто съемки фильма. Нельзя сказать — нужно добраться из точки А в точку Б. Приходится постоянно обращать внимание на что-либо, что постоянно живет своей жизнью, к примеру, белые медведи.

К моменту, когда вы только выходите на работу, вы ощущаете себя астронавтом, который поднимается на лифте к своей капсуле, установленной в ракете. Вы понимаете, что в этот проект вложены колоссальные средства и за вашими плечами скопились горы опыта. Вам выдали лучшую технику и лучших напарников. Вы понимаете какая трудная задача взвалена на ваши плечи, но в то же время вы осознаете то, что никто не станет журить вас в случае, если вы вернетесь с пустыми руками. Вас не будут тыкать носом в инструкции, потому что их попросту не существует. И вот это вдохновляет вас больше всего — чувство ответственности, которое испытываете вы сами.»

И все же желательно получить какой-либо результат. Даже люди, которые отправляются в поездку не за пределы полярного круга стараются привезти что-то из своей поездки и показать что там было. А что и говорить про человека, который выступает по-сути первопроходцем?

«Это точно. Именно это чувство и заставляет меня вновь и вновь возвращаться в Антарктику. Когда я поехал туда только в первый раз, уже тогда я думал — как жаль, что у меня нет с собой никакого фотоаппарата, чтобы показать эти потрясающие виды. И я вернулся, чтобы исправить подобное упущение.»

Если одни фотографы снимают дикую природу, то те места, которые снимает Аллан можно назвать самой дикой природой. Чтобы запечатлеть все величие этого хрупкого мира не достаточно быть просто хорошим фотографом с влечением к путешествию. Аллану потребовалось «упорство, выдающееся спокойстве и умение выжидать. Ждать, сидя часами, ждать, позабыв счет времени. У вас должна быть воля к тому, чтобы терпеливо сидеть и ждать нужного момента, понимая, что вокруг вас лишь слепящая снежная пустыня.»

В результате у Аллана получилась выдающаяся книга. Удивительно то, что в конце-концов Аллан посчитал пиком своего творчества именно книгу. «Люди с гораздо большей эмоциональной и интеллектуальной увлеченностью предпочитают книгу телевизионной программе. Я надеюсь, мое творение не только откроет читателям чудеса нашего мира, но и убедит их в том, что человек должен заботиться о них».

Советуем вам также прочитать статью Антарктические грезы, где отправившийся в экспедицию фотограф рассказывает о тех профессиональных трудностях, с которыми ему удалось столкнуться.

Комментарии закрыты но вы можете отправить трэкбек на ваш сайт.

Комментарии закрыты.